STRF.RU: Интервью с деканом ФГП МГУ в преддверии юбилея факультета

Оригинал материала на сайте STRF.ru

 ИВ_ИЛЬИН Междисциплинарные исследования стали локомотивом науки на рубеже XX и XXI веков. Новые методы исследований, в первую очередь, с использованием компьютеров и новых вычислительных технологий, стали драйвером появления целого кластера дисциплин, таких как бионика. Одной из принципиально новых наук, призванной объединить смежные, и не только смежные, области знания, стала глобалистика.

Истоки интеграции

На самом деле идея объединения накопленного человечеством опыта и научных знаний в единую связную систему возникла не вчера. Ещё на рубеже XIX-XX веков русский мыслитель Владимир Вернадский высказывал идеи о целостности и взаимосвязанности процессов в мире. Именно основываясь на его идеях французские деятели Эдурад Леруа и Пьер де Шарден выдвинули концепцию ноосферы, оболочки знаний нашей планеты (по аналогии с литосферой, гидросферой, атмосферой и биосферой). Но идеи, пусть даже самые смелые, живут недолго, если они не находят непосредственного применения в жизни. А для идей о взаимозависимости мира и взаимного влияния природных и социальных процессов благодатная почва нашлась. Как ни странно, ею стали так широко обсуждаемые по сей день глобальные проблемы. В конце 1960х годов создаётся так называемый Римский клуб, собравший учёных с мировым именем. Его миссия заключалась в том, чтобы  донести до человечества, что привычный мир пошатнулся, что проблемы нехватки ресурсов, загрязнения окружающей среды настолько обострились, что грозят уничтожить цивилизацию.

Учёные приводили такую аналогию: представьте, что существует озеро, и оно зарастает лилиями. Каждый день площадь, покрытая ими, удваивается.  За 100 лет озеро заросло наполовину. Вопрос, за какое время оно зарастёт полностью? Для обывателя кажется невероятным, что озеро зарастёт на следующий день (ведь площадь, покрытая лилиями, удваивается за сутки!), но именно это и произойдёт. Наша планета, говорили учёные, как это озеро. Если сейчас мы будем сидеть сложа руки, завтра же моет стать слишком поздно. А чтобы сделать хоть что-то в планетарном масштабе, необходимо выработать общий язык, общую систему ценностей или хотя бы понять, как мыслят и действуют соседи по планете.

Ответ времени

Безусловно, такое положение дел привело к идее о том, что надо воспитывать новое поколение людей, которые обладали бы этим целостным видением.  В России пионером в этой области стал факультет глобальных процессов Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, который в эти дни отмечает десятый день рождения. Накануне события STRF побеседовал с деканом факультета, доктором политических наук Ильей Ильиным. – Факультет создавался как департамент нового образца, основанный на междисциплинарных принципах образовательной и академической политики.

Здесь Виктор Антонович Садовничий, наш ректор, почувствовал идею времени, ведь в истории подобные организации создавались накануне великих событий. например, факультет международных отношений, который позже отделился и стал МГИМО, возник в 1943 году, в разгар Великой отечественной войны. То есть, руководство страны понимало, что международная обстановка изменится, и надо готовить специалистов нового образца –международников. Вот и ректору МГУ было понятно, что международная жизнь: социальная, экономическая, политическая, культурная – резко меняется. Воплотилась идея подготовки специалистов, с одной стороны, международников, с другой – обладающих глобальным мышлением, способных  осознать происходящие процессы и на них повлиять.

Ведь глобализация – это не только объективный процесс, им можно управлять и направлять, так или иначе, его волны. Всё вместе представляет собой достаточно сложный подход, где есть и гуманитарная составляющая, и естественнонаучная,  и математическая. И всё это на хорошей философской закваске. Ведь специалистам, которых мы готовим надо не только понимать политологию и международные отношения, но и связывать это с глобальными природными процессами, а это требует знаний по биологии и геологии. Более того, очень важным навыком является способность моделировать и прогнозировать ситуации, а это требует знания математики и нелинейной динамики процессов. Сегодня на факультете создана своя новая научная школа по  глобальным исследованиям международных отношений, отметил декан.

Факультет активно участвует в международной научной жизни. Одним из главных событий в мире глобальных исследований стал международный научный конгресс «Глобалистика», который в октябре 2015 года состоится уже в четвёртый раз и будет посвящён семидесятилетию создания ООН.

Место под солнцем

Сама концепция изучения мира не с точки зрения одного предмета (физики, биологии или психологии) получает всё большее признание. Например, широкое распространение получает подход Big History, где учёные тоже пытаются посмотреть на историю под углом космологии, биологии, наук о материалах. – «Прелесть глобалистики ещё в том, что она позволяет и учёному, и студенту двигаться в разной системе координат, –  уверен Ильин, но для факультета глобальных процессов основная ниша – это именно международные отношения. – Глобалистика это не просто большая философия и основа мировоззрения, это ещё и сфера столкновения конкретных практических интересов: политических, экономических, культурных. Ведь распространение чего-либо нового – это тоже использование определённых приёмов в глобальном масштабе. То же самое касается и политики: какая модель мира установится в будущем? Будет ли это однополярная система или она станет многополярной? И эти вопросы невозможно решать, если не иметь представления о том, что глобализация может иметь свои альтернативные модели: капиталистическая, социалистическая, ноосферно-гуманистическая. Это в итоге определит, каким будет наш мир завтра.

Похоже, за 10 лет факультету глобальных процессов удалось найти свою нишу как в отечественной, так и в зарубежной науке. Факультет является участником грантов различных фондов, в том числе РНФ и РФФИ, где в основном поднимаются вопросы стратегического планирования и прогнозирования. «Без глобалистики невозможно долгосрочное планирование, но ведь без этого невозможна жизнь государств и крупных корпораций. – уверен Ильин. – Мы наконец пришли к осознанию этого факта. Должен быть некий горизонт, к которому необходимо стремиться».